Поиск
Версия для слабовидящих
Календарь
Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Случайное фото
2223 IMG_3585 ris5 ris9 IMG_0041 IMG_4159 IMG_0079 IMG_0088 certificate(14) 8
Опросы

Как вам мой сайт

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

komobr

 

iuu2

 


Статистика посещений

15.11.2016

Фильтрация интернета в школе

Схема подключения локальной сети школы к интернету и фильтрация программой «Интернет цензор».

Подключение локальной сети школы к интернету через программу фильтрации «Интернет Цензор» возможна в том случае если у вас имеется хотя бы один компьютер, с установленной ОС Windows (XP, 7,8). Далее действуем по схеме:

1. Скачать дистрибутив программы «Интернет цензор» с официального сайта icensor.ru

2. Компьютер должен иметь две сетевые карты. Если этого нет, то приобретаем сетевую карту с PCI разъемом и устанавливаем ее в компьютер

3. Обязательно прошиваем модем (логин, пароль)

4. Подключаем компьютер к интернету по схеме:

%d1%81%d1%85%d0%b5%d0%bc%d0%b0

5.Настраиваем на компьютере с установленной программой «Интернет Цензор» Сетевые соединения. Для этого оба подключения выделяем правой клавишей мыши и создаем соединение типа «Мост»

6. Выполняем настройки программы фильтрации.

Все! Ваша локальная сеть под защитой и никакие проверки прокуратуры вам не страшны. После таких манипуляций фильтрации подвергаются все компьютеры локальной сети независимо от ОС установленной на компьютеры.

Русификация DosBox

Русификация Паскаля в Ubuntu.
Ну вот и пришло время рассказать о русификации Pascal в Ubuntu. В предыдущем посте, я рассказал как установить DosBox и как запустить Pascal.
И так приступим.
1. Скачайте архив DosBox с моего сайта здесь.
2. Распакуйте в удобное для вас место
3. Перейдите в домашнюю папку и установите вид «Показать скрытые файлы»
4. Найдите папку .DOSBOX
5. Скопируйте из папки, которую скачали у меня, файлы dosbox.0.74-config и файл russian.txt с заменой в папку .DOSBOX
Все! Русификация DosBox завершена. Запускаем Паскаль и наслаждаемся русским языком.
Теперь о порядке переключения. Включение русского языка в Паскале – ПРАВЫЙ Shift + ЛЕВЫЙ Alt. Возврат к латыни- ЛЕВЫЙ Shift+ ЛЕВЫЙ Alt.
Успешной вам работы.

Один против восьмерых

Один против восьмерых»

Памяти моего отца

Абрамова Василия Георгиевича,

посвящается

Ему снился ужасный сон. Как будто он лежит в воронке от разрыва снаряда, а огромная масса земли навалилась на него своей страшной, черной тяжестью. С трудом он открыл глаза, но чувство тяжести не исчезло. Было раннее утро, только начало светать. Старшина Абрамов с трудом приподнялся. Только вчера они вели тяжелый бой с окруженной группировкой немцев. Спать пришлось в окопе. Начало марта под Кишиневом было сырым и промозглым. Возникало ощущение, что талая, вешняя вода заполнила собой весь мир. Ею была напитана земля, воздух, одежда и даже казалось, что противотанковое орудие и то пропиталось водой. Сыро и неуютно спать в окопе, который в спешке, был выкопан вблизи орудийной позиции, а тут еще этот немецкий парашют с огромной бочкой-контейнером, навалился на него своим весом. Стали понятны причины ночного кошмара

Уже второй месяц 49 гвардейская противотанковая дивизия, в которой служил старшина, принимала участие в уничтожении вражеской группировки войск, окруженной в «Яссо – Кишиневском котле».

22 дивизии фашистов рвались из окружения с упорством обреченного человека. Стараясь поддержать свои окруженные войска, немецкое командование устроило «воздушный мост» по которому пыталось наладить снабжение окруженных продовольствием и боеприпасами, перебрасывая их на парашютах.

. С трудом, выбравшись из-под контейнера, тихо опустившегося на окоп ночью, старшина с хрустом в суставах потянулся и крикнул: «сержант Бочаров!».

Сержант Бочаров, под стать старшине, невысокого роста и такой же юркий, откликнулся из соседнего окопа: «слушаю, товарищ старшина». «Иди сюда и поднимай расчет, фрицы нам подарок прислали». Железная бочка была мгновенно вскрыта И наступил миг разочарования. В ней находились дешевые сигареты , сухие галеты и боеприпасы для «шмайсеров», а надеялись то на тушенку. Кто-то крикнул «Старшина, смотри». Недалеко от позиции в лесу, на дереве, повис еще один парашют, с такой же бочкой. Его ярко-оранжевый купол был виден как факел на фоне мокрых и черных деревьях. «Бочаров, остаешься за меня. Я на разведку. Надо же проверить, что в этом контейнере».

Захватив с собой автомат и пару лимонок, Василий углубился в лес, но не успел он пройти и пятидесяти шагов, как на тропе, покрытой скользкой грязью вперемешку с мокрым снегом, он увидел четкий отпечаток немецкого, кованого сапога. Мысль о том, что вблизи их позиций находятся немцы, словно током пронзила мозг старшины. Рассматривая следы, он определил, что прошло два человека. Во всех движениях появилась четкость, чувства обострились, мозг ускоренно прорабатывал ситуации и последствия столь близкого присутствия немцев. Внимательно осматриваясь и прислушиваясь, старшина проследовал в том направлении, куда вели следы. Пройдя еще метров 200 -300 по лесу, он вышел на опушку леса. Перед ним была довольно широкая поляна, посреди которой стояла не то избушка лесника, не то какой-то балаган. Аккуратно обойдя его по кромке леса и приблизившись к нему со стороны глухой стены, старшина услышал тихий говор на немецком языке. Он взял автомат наперевес и сняв его с предохранителя передернул затвор, привел оружие в боевое состояние. Опыт, который двух лет войны, дал ему возможность скомандовать на немецком языке.

«Сдавайтесь, руки вверх». То, что он услышал в ответ, поразило его. «Рус командир, нас двое, мы ранены. Помоги нам» прозвучал ответ на ломаной, русском языке. Еще дважды он отдавал приказ о сдаче в плен и дважды слышал в ответ одно и тоже – «Нас двое, помоги нам. Мы ранены».Отступать было некуда и старшина принимает решение. Взяв автомат на изготовку, он подошел к входу, Двери не было, а проем был тщательно заставлен прошлогодними стеблями кукурузы. Держа палец на спусковом крючке, Василий левой рукой смахнул стебли в сторону и в тот же миг прозвучали три пистолетных выстрела в упор. Враг целился в сердце, но его рука дрогнула ( видно в момент выстрела кто – то свыше отвел ее) и счастье было на стороне старшины. Пули, пробив шинель, гимнастерку и нательное белье каплями раскаленного металла ударили в левый бок, задев только кожу, оставляя след ожога.

Указательный палец правой руки машинально нажал спусковой крючок, и очередь из автомата перерезала фашиста пополам. Немец ничком, как сноп , упал к ногам старшины, вытянув руку с зажатым в ней «Вальтером» в его сторону. В избушке раздались истошные крики и беспорядочные выстрелы. Когда старшина бросил взгляд в глубь избушки, он увидел, что немцев там как селедки в бочке. Безотказный «Шпагин» сыпал очередь за очередью в глубь балагана. Смрад от выстрелов, запах пота и крови, стоны раненых и крики живых, все это слилось в один кошмар. Сколько это продолжалось минуту, две или больше, определить было трудно. Время остановилось, а старшина хотел только одного, чтобы ни один из врагов не смог больше поднять оружие. И тут наступила полная тишина, автомат замолчал. Быстрого взгляда хватило для того, чтобы увидеть затвор автомата в крайнем положении – кончились патроны. В темном, дальнем углу оставшийся в живых фашист поднимал наш, русский «ППШ».. Рука опередила мысли, она уже сорвала с пояса лимонку и со страшным криком «Хенде хох!», старшина бросился на немца. Тот, бросил автомат и на четвереньках пополз к выходу. А вдали нарастали и приближались такие родные и знакомые крики – на подмогу бежала вся батарея.

Василий бросился к немцу, что стрелял в него и вывернул из его руки «Вальтер». Не хотелось терять оружие, которое минуту назад стреляло в него и могло отнять его жизнь.

Подбежавшие бойцы, выволокли из избушки четыре трупа и троих раненых. Один, из оставшихся в живых, немец понуро опустив голову, стоял в окружении наших..

«Старшина, ты как?» крикнул сержант « Все в порядке?»

Спустя некоторое время это происшествие стало известно в штабе дивизии. Приезд командира дивизии на батарее ждали.

И вот подъехала «Эмка» командира дивизии. Командир батареи, белорус Иван Прокопьевич Кулинич построил своих подчиненных.

«Кто вел бой?» сурово спросил комдив. Четко выйдя из строя, Василий ответил «Старшина Абрамов вел бой».

«Вы что под трибунал захотели? Кто дал право воевать в одиночку? Почему нарушили приказ?» загудел гневный голос комдива.

Накануне , все были ознакомлены с приказом, который запрещал покидать расположение части.

«Ну что ж, под трибунал так под трибунал» ответил старшина.

Когда комдива посвятили в события этого утра и предоставили ценного «языка», он немного смягчился и приказал комбату

« Готовь наградной материал в штаб дивизии. Старшина проявил стойкость и отвагу. К такой медали его и представим, Поместить статью об этом бое в нашей дивизионной газете»

Спустя месяц новенькая медаль «За Отвагу» засверкала рядом с другой, такой же, которую старшина получил еще на «Курской дуге». А вся дивизия читала статью под названием «Один против восьмерых» в дивизионной газете «За Родину».

Старшина ходил именинником.

А война продолжалась и до ее конца оставалось еще долгих два года и страшно опасных и трудных дорог через Болгарию и Венгрию, Чехословакию и Австрию. А так хотелось победить и жить, жить ради мира на земле.

Абрамов Ю. Камышовка

Гаишники

«Гаишники»

Если «Гаишник» твое имя

Имя крепи делами своими.

После службы в армии Алексей не долго думал куда пойти работать. Стремление к власти над людьми он проявлял еще со школьной скамьи. Самолюбие и стремление управлять било через край и даже жесткая армейская дисциплина не убила в нем этого желания, а только научила приспосабливаться к конкретной ситуации, скрывать свои чувства и мысли, свое отношение к окружающим и событиям. Он ждал своего часа. Его время пришло в тот день, когда он изъявил желание работать в ГИБДД. Отменное здоровье, спорт, которым он увлекался еще в школе и безупречная служба в армии, вот главные параметры, которые определили то, что уже через несколько недель он в форме сотрудника с лычками сержанта, стоял на обочине дороги, вальяжно помахивая полосатой палкой и испытывая гордость. Гордость за то, что теперь любой водитель на дороге в его власти. Лениво поглядывая на проезжающие авто, он мог одним взмахом своего жезла, остановить любого и если ему хотелось провести полный досмотр, упиваясь своей властью и безнаказанностью. Скоро он научился различать с одного взгляда кто перед ним и как себя повести в той или иной ситуации. С одними Лешка был предельно вежлив и предупредителен, если чувствовал, что это человек власти и при деньгах.. С другими мог разговаривать по – панибратски, если видел что это «браток». Ну а остальные «быдло» для него просто не существовали. Те, кто ездил на «запорах» и «шестерках» были главным объектом его внимания. Именно они больше всего позволяли ему показать себя во всей красе, покуражиться в волю, поиздеваться над каким – нибудь «старым хреном». При удобном случае, Лешка был не прочь развести какого либо «водилу» на «бабки». Такая работа ему нравилась, а его напарник Витя был ему подстать. И Леха с Витьком быстро нашли общий язык, понимая друг друга с полуслова, с одного взгляда.

Этот день не задался с утра. Середина рабочей недели. Обеденное время. С утра они на своей машине с мигалками, пролетели «федералку» от Приамурской до Партизан, но увы, скука. Несколько машин, которые они остановили «бомбануть» не получилось – придраться не к чему, да и последние события в отделе говорили о том, что надо быть поосторожнее. За взятки на дорогах , их соратник Серега, уже находился под следствием. Собственная служба безопасности по выражению Лехи «Оборзела».

Служебный «Кариб» с мигалками ехал мимо «Гиссара».

-«Витя, останови здесь на повороте, давай присмотрим за перегонщиками» – отдал приказ Леха: «Они здесь часто нарушают скоростной режим, может кого и разведем». «Перегонщик – дальнобойщик» самый незащищенный на дороге. Твори с ним что хочешь, все равно жаловаться не будет.

Прошло несколько минут, но дорога была по-прежнему пуста. Скука становилась невыносимой…

…Евдокия Ивановна уже давно была на пенсии. Времени свободного много, и чтобы как то его убить, она вместе со своей давней подругой Раисой Петровной взяли за привычку послеобеденные прогулки на природу. Неторопливая ходьба и неспешная беседа, приводили в порядок давление, которое давно стало стягивать голову жестким обручем головной боли – боли до потемнения в глазах. Вот и сегодня, они отправились привычным маршрутом мимо «Гиссара», к железнодорожному переезду.

-«Смотри, Дуся, опять гаишники стоят» – сказала Раиса Петровна.

-«Работают люди, молодцы, за порядком смотрят» – ответила Евдокия Ивановна.

Медленно они прошли мимо машины с мигалками и не заметили, что Витя с Лехой криво усмехаясь, переглянулись, а Алексей шепнул: «Ну что, развлечемся». Не видя на дороге машин, женщины медленно, наискосок, пересекали «Федералку» к дороге, которая ведет к переезду.

-«А ну, бабки, стоять!»- рявкнул Лешка: «Вы, почему нарушаете? Почему переходите дорогу в неположенном месте? Вон же переход! Переходить дорогу можно только там!»

Формально Леха был прав, и это придавало ему уверенности.

-«Да что ты, милок!?» – воскликнула Евдокия Ивановна – «Да мы всегда так ходим».

-«Как, всегда! Да вы еще и злостные нарушители! А ну садитесь в машину, будем составлять протокол!»

-« Да ладно, мы все поняли, больше не будем» – вступила в беседу Раиса Петровна.

Но Леха уже «закусил удила».

– «Да вы еще сопротивляться!? Витя, давай их в машину!».

Подскочивший Виктор, схватил Евдокию Ивановну за воротник старенькой шубейки и почти волоком потащил к машине. Следом Лешка вел слабо сопротивляющуюся Раису Петровну. От изумления и испуга женщины были чуть живы. Круглыми глазами, полными слез, они наблюдали, как Виктор готовил протоколы, а Алексей приступил к их заполнению, с пристрастием спрашивая фамилию, имя, возраст и место жительства каждой. Его нисколько не смущало, что возраст женщин далеко за… Их одежда, манера поведения, говорили о том, что это «быдло» и церемониться с ними нечего.

Власть над людьми и кураж, заслонили в нем все человеческие чувства, и его наполнило только одно желание, желание показать вот я какой «крутой» и «правильный».

Протоколы были составлены и испуганные женщины безропотно их подписали.

-«Все, свободны!» – изрек Алексей – «Заплатите штраф по 200 рублей».

Помогая друг другу, Евдокия Ивановна и Раиса Петровна, вышли из машины и медленно, ничего не соображая от испуга, направились к дому.

-«Вот это погуляли» – с горечью в голосе сказала Евдокия Ивановна. А Раиса Петровна ничего не могла ответить, слезы душили ее голос.

-«Ну вот и развлеклись»- сказал Алексей и как бы оправдываясь, добавил: «Будут знать, как дорогу переходить».

…Вечером к Евдокии Ивановне вызывали «скорую». Давление зашкалило за 220.

P.S. В основу рассказа положены реальные события января 2010 года.

Абрамов Ю. Камышовка